0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Гомосексуальные семьи, дети в таких семьях. Дети в гомосексуальных семьях. Первые исследования. О внуках и будущем в России

Общество

Власть и право

Детское счастье в меньшинстве

Семьи лесбиянок и геев России впервые приняли участие в соцопросе и рассказали, как они воспитывают своих детей

Более половины гомосексуальных семей в России воспитывают детей, которые были рождены при помощи репродуктивных технологий. Об этом говорят результаты первого российского опроса среди гомосексуальных семей России, в которых есть дети. Примечательно, что половина семей, принявших участие в опросе, решили перестать открыто говорить о своей ориентации после принятия законов, ущемляющих права геев.

Питерская ЛГБТ-организация «Выход» провела исследование потребностей гомосексуальных семей с детьми в России. В исследовании, которое проходило в форме интернет-опроса, приняли участие 98 респондентов из 22 городов России. В основном в опросе участвовали женщины в возрасте от 25 до 40 лет, имеющие однополые семьи, где воспитываются дети. Большая часть респондентов — из Москвы и Санкт-Петербурга. У 95% опрошенных были дети, остальные 5% только готовятся стать родителями. У 55% респондентов в семье растет один ребенок, двое детей — у 24%, трое детей — у 12%, и более троих детей — у 2% опрошенных.

Выяснилось, что в большинстве семей воспитываются биологически родные дети (90%). Только в 10% семей дети были усыновлены или взяты под опеку.

В 36% случаев дети были зачаты в предыдущем гетеросексуальном браке, а в 54% случаев участники опроса пользовались новыми репродуктивными технологиями.

Если дети были рождены при помощи репродуктивных методов, то в основном женщины использовали метод искусственной инсеминации дома или в больницах. Только 4% опрошенных воспользовались услугами ЭКО. Чаще всего при зачатии использовалась донорская сперма из клиники, а также сперма, взятая у друзей и знакомых. В 44% случаях доноры не знали о существовании детей. Только в 23% случаев доноры принимали участие в жизни ребенка в качестве отца, при этом в большинстве случаев это сводилось к понятию «отец выходного дня».

В однополых российских парах обе матери принимают в основном активное участие в воспитании детей (94%). Кроме того, большая часть бабушек и дедушек также принимали участие в воспитании своих внуков (75%), также поддержку в воспитании оказывали друзья (35% случаев) и крестные родители (11%).

Также «Выход» интересовался у своих респондентов, являются ли они открытыми гомосексуалами или скрывают свою ориентацию. Оказалось, что более половины респондентов частично раскрылись (67%), треть респондентов (30%) полностью скрывают свою ориентацию.

И только 3% опрошенных ответили, что являются полностью открытыми в обществе как гомосексуальная семья.

Однако после того, как в России был принят закон о пропаганде гомосексуализма среди несовершеннолетних и началась травля геев, половина респондентов решили реже открывать свою ориентацию. Российские однополые семьи отмечают, что основное давление со стороны общества они испытывают из-за того, что их семьи считаются нелегитимными и из-за повышенного внимания к их сексуальной ориентации. Физическое насилие испытали только 2% опрошенных.

Интересно, что только 12% детей из семей с однополыми родителями испытывали скрытую дискриминацию. Обычно это выражалось в навязывании ребенку гетеросексуальной нормы. Большинство же родителей заявили, что по отношению к их детям дискриминации не было.

По словам координатора организации «Выход» Саши Семеновой, для них два момента в исследовании стали неожиданными. Во-первых, их удивило, что так много однополых семей воспитывают приемных детей. Они связывают это с тем, что уровень социальной ответственности у ЛГБТ-семей довольно высок. Во-вторых, как отмечает Семенова, оказалось, что многие ЛГБТ-семьи живут в «православном дискурсе» и принимают его традиции. В частности, у многих детей есть крестные родители, которые помогают в воспитании.

«Мы не думали, что такие люди будут вообще. Наверное, при крещении семьи либо не говорят, что ребенок воспитывается в такой семье, либо ищут френдли-священников», — говорит Семенова.

Всего в анкете было 30 вопросов, которые касались жизни гомосексуальных семей в России. Изучались отношения однополых семей со своим ближайшим окружением и с их положением в российском обществе, а также их реакция на последние принятые законы, касающиеся ЛГБТ. «Ситуация вокруг гомосексуального сообщества в России остается напряженной, гомосексуальные семьи не только являются нелегитимным типом семейных отношений, но с некоторых пор считаются не подходящими для воспитания ребенка», — отмечается в результатах исследования. Однополые семьи искали через персональные приглашения на участие в опросе в социальных сетях.

«Выход» работает с ЛГБТ-семьями с 2009 года. «Нам было важно получить информацию, на которую можно было бы опираться при отстаивании интересов ЛГБТ-семей. Это вполне репрезентативная выборка. Все-таки 98 ЛГБТ-родителей — большое количество. Хотя отдельно нужно отметить, что наше исследование представляет собой опрос более или менее открытых семей, которые приходят на наши мероприятия и ассоциируют себя с ЛГБТ», — говорит Саша Семенова. В будущем «Выход» также планирует опираться на эту информацию на официальных встречах с представителями администрации Санкт-Петербурга или с депутатами заксобрания. «Для большинства людей, принимающих законы, которые так или иначе затрагивают интересы ЛГБТ-семей, оказывается большим сюрпризом, что такие семьи существуют», — добавляет Семенова.

У самого координатора «Выхода» Саши Семеновой вполне типичная ЛГБТ-семья. «Мы две женщины, от 25 до 35 лет, воспитываем одного ребенка. Ребенок у нас приемный. У нас нет никакой помощи и поддержки от родственников: часть из них живет далеко, а другие не признают нас семьей и не хотят помогать», — говорит Семенова.

По словам Семеновой, в России пока нет никакого закона, запрещающего однополым семьям усыновлять детей. Однако сами однополые семьи во время оформления усыновления не объявляют себя таковыми. Саша помнит лишь один подобный случай, но ту семью отрезали уже на стадии оформления документов. Поэтому усыновление обычно оформляет «одинокий родитель».

Однополые родители говорят, что постоянно сталкиваются с барьерами в повседневной жизни. В первую очередь это происходит из-за того, что вся ответственность за ребенка ложится только на биологическую мать из-за того, что второй родитель не имеет никаких прав. «Власти в любой момент могут сказать второму родителю: «Вы здесь никто!» То есть второго родителя в таких семьях для общества не существует. В школе, в детском саду, в больнице, проходя таможенный контроль, все могут сказать, что вы здесь никто и не имеете на ребенка никаких прав. Большая часть работы, связанной с взаимодействием с социальными институтами, ложится только на одну мать. Это очень сложно и психологически, и физически», — говорит Саша Семенова.

Читать еще:  День святого Валентина — праздник Любви — традиции и история праздника. День святого Валентина: история и традиции праздника

Также она говорит, что все время приходится быть настороже и думать, что говоришь. «Мы стараемся воспитывать ребенка открыто. Второй родитель у нас не тетя, не подруга, а тоже мама. Но как только мы переступаем порог квартиры, тут же наступает момент, когда начинаешь думать: здесь я скажу, здесь я промолчу, тут сделаю вид, что не услышала, а тут главное, чтобы ребенок не услышал. Есть ощущение, что ты все время рискуешь. Рискуешь не только тем, что кто-то некорректно что-то сказал и это услышал ребенок. Но с принятием закона о запрете гей-пропаганды у любого человека есть возможность сказать, что закон на его стороне, и поднять скандал, который будет иметь для нас последствия», — рассказывает Семенова.

Когда ребенок Саши Семеновой и ее партнерши ходил в детский сад, закон еще не был принят. И психолог в детском саду знала, что ребенок растет в однополой семье. Поэтому все вопросы, которые возникали у воспитателей, разрешал именно психолог. В школе же их семья пока не раскрывала себя, поскольку не вставал вопрос о том, кто забирает ребенка из школы. «У меня ощущение, что второго родителя, который не записан в документах, воспринимают то ли как няню, то ли как подругу матери. Но в какой-то момент вопросы начнутся, и, что мы будем отвечать, пока не решили. Пока непонятно, чем все это может обернуться в будущем, поскольку закон об отобрании детей у однополых семей не был принят, он был отправлен на доработку и до сих пор лежит в Думе», — говорит Семенова. Хотя в любом случае для ее семьи тоже встанет вопрос, когда в школе надо будет объяснить, что они однополая семья. «Всегда приходится объяснять присутствие второго родителя, говорить, кто она такая. Кто-то из педагогов начинает поправлять: «Говори тетя, а не мама». А почему ребенок так должен ее называть, если это его мама?» — отмечает она.

С проблемами ЛГБТ-семьи сталкиваются постоянно. Так, в «Выходе» рассказали о двух последних случаях. В одном родительница сообщила участковому, что у одногруппника ее ребенка в детском саду один из родителей — трансгендер. Они долго разбирались, что это за семья, как все устроено. «Чем закончилось, говорить рано, поскольку сейчас их ситуацией занимается юрист и они просто не хотят никому об этом рассказывать», — говорит Семенова. Еще в одной семье не так давно умерла биологическая мама ребенка. Вторая мама, которая воспитывает ребенка с рождения, не имеет на него прав. Поэтому он отправился жить к биологическому отцу, который его никогда не видел и которому не очень рад. «Но он встал в позу и сказал, что абы кому своего ребенка не отдаст», — говорит Семенова.

Впервые опубликованы шокирующие научные факты о семьях гомосексуалистов

Сторонников однополых партнерств рьяно утверждают, что детям все равно, есть ли у них папа и мама, или же их выращивают два мужчины (или две женщины). Просемейные и религиозные организации, а также множество психологов вовсю кричат, что выросшие в атмосфере гомосексуальных отношений дети будут по умолчанию психологически травмированы и неполноценны в жизни.

Но в силу того, что легализация однополых партнерств и тем более «браков» начала происходить в некоторых странах не так давно, до недавнего времени еще не было оснований делать объективные научные заключения. По простой причине – еще не выросло поколение таких детей.

Однако осенью 2010 года Марк Регнерус, доктор социологии, адъюнкт-профессор в Техасском университете в Остине (США), начал свое знаменитое научное исследование на тему «Как отличаются взрослые дети, родители которых имеют однополые отношения». Свою работу ученый завершил спустя полтора года – в 2012-ом. Впрочем, анализ данных продолжается доныне – они доступны всем заинтересованным ученым, благодаря Межуниверситетскому консорциуму политических и социальных исследований Мичиганского университета.

Шокирующие последствия

В исследовании принимали участие 3000 взрослых респондентов, чьи родители состояли в однополых сексуальных отношениях. В итоге, полученные данные стали по-настоящему шокирующими. Впрочем, этого стоило ожидать. Но впервые это было доказано авторитетным ученым из авторитетного университета, а результаты были опубликованы в не менее авторитетном издании «Social Science Research».

Неспособность хранить семейную верность. А вот и причина такого уровня инфицирования. Те, кого воспитывали гомосексуальные родители, намного чаще лояльно относятся с супружеской неверности – 40%. Аналогичный показатель лояльности к изменам среди выросших в гетеросексуальных семьях – 13%.

Психологические проблемы. Следующий шокирующий факт – до 24% взрослых детей из однополых «семей» недавно планировали самоубийство. Для сравнения – уровень таких настроений среди выросших в нормальных гетеросексуальных семьях составляет 5%. Воспитанные гомосексуальным родителем люди значительно чаще, чем выходцы из гетеросексуальных семей, обращаются к психотерапевтам – 19% против 8%.

Это и не удивительно. Ведь 31% выросших с мамой-лесбиянкой и 25% выросших с отцом гомосексуалистом когда либо были принуждаемы к сексу вопреки их воли (в том числе – со стороны родителей). В случае с гетеросексуальными семьями о таком сообщают лишь 8% респондентов.

Социально-экономическая беспомощность. 28% выходцев из семей, где мама была лесбиянкой, являются безработными. Среди выходцев из нормальных семей этот уровень составляет лишь 8%.

69% тех, у кого мама была лесбиянкой, и 57% тех, у кого папа был гомосексуалистом, сообщили, что их семья в прошлом получала государственные пособия. Среди обычных семей это актуально в 17% случаев. А 38% тех, кто выросли с мамой-лесбиянкой, до сих пор живут на государственные пособия, и лишь 26% имеют работу на полное время. Среди тех, у кого отец был гомосексуалистом, только 34% в данный момент имеют работу на полную загрузку. Для сравнения, среди выросших в гетеросексуальных семьях лишь 10% живут на госпособия, и половина – трудоустроены на полное время.

Читать еще:  Спорт после кесарева сечения: когда можно приступать к тренировкам. Секс после кесарева сечения – можно ли заниматься и через сколько недель после операции

Расстройство сексуальной самоидентификации. Ну и напоследок – цифры, которые окончательно разрушает миф о том, что воспитание в однополой «семье» не влияет на сексуальную ориентацию повзрослевшего ребенка. Итак, если папа или мама имели гомосексуальные связи, то всего лишь 60-70% их детей называют себя полностью гетеросексуальными. В свою очередь более 90% людей, которые росли в традиционной семье, идентифицируют себя как полностью гетеросексуальных.

Что показательно, когда Марк Регнерус готовил к публикации полученные данные, против него начали вести агрессивную информационную кампанию. ЛГБТ-активисты требовали не допустить публичного оглашения результатов исследования. Самые горячие головы стали клеветать, называя Регнеруса мошенником и шарлатаном, требовали уволить профессора из Техасского Университета. Даже многие ученые ополчились против своего коллеги.

Тогда Университет тщательно изучил все обвинения и скрупулезно проанализировал все данные, полученные Регнерусом. Отдельно проверялась методика исследования. В итоге Университет подтвердил, что научная работа имеет высочайшее качество и соответствует академическим требованиям.

Журналисты интернет-газеты «Все Новости» связались с профессором Марком Регнерусом, чтобы прояснить эту ситуацию.

Кто и с какой целью подверг сомнению Ваше исследование? Кто проводил расследование, и к какому заключению пришла комиссия?

Насколько я понимаю, Вас интересует прецедент с расследованием, проведенным здесь, в Техасском Университете, касательно соблюдения мной научной этики. Решение о проведении расследования было принято после того, как Нью-Йоркский общественный активист и блогер подал жалобу, утверждая, что с моей стороны имело место нарушение научной этики. Научно-исследовательский отдел университета провел расследование и сделал заключение, что доказательства предъявленного мне нарушения отсутствовали. Таким образом, вопрос был снят.

Как бы Вы объяснили настойчивое желание ЛГБТ-сообщества добиться Вашего отстранения от работы в Университете и запрета публикации?

Дело в том, что в США права сексуальных меньшинств и борьба за признание однополых «браков» – вопрос крайне чувствительный. Именно поэтому все стадии исследования – от моей работы как автора до рецензионного процесса и, наконец, привлечения внимания СМИ – все это проходило, что называется, под микроскопом. Я ответил на критику моего исследования в ноябрьском выпуске того же журнала «Social Science Research» (2012) и опубликовал полученные результаты. Все заинтересованные ученые данной отрасли имеют возможность эти результаты анализировать и делать собственные выводы. Но непосредственно данные, которые мы опубликовали, являются точными.

Также показательно, что этому исследованию была посвящена большая статья в The New York Times. Это авторитетное издание также посчитало необходимым публично оповестить читателей о полученных Марком Регнерусом результатах. Таким образом, мировое сообщество едва ли не впервые получило авторитетное исследование, которое проливает свет на трагичные последствия воспитания детей в семьях, где родители практиковали гомосексуальные отношения.

В Германии ещё в 2009 году было опубликовано крупное исследование однополых семей

Последние недели Рунет пестрит «сенсационными результатами» якобы «первого в мире» научного исследования однополых семей, проведённого социологом Марком Регнерусом. Я сейчас не буду говорить обо всех недостатках этого исследования, об этом при наличии интереса можно почитать, например, здесь. Я хочу рассказать о другом научном исследовании, проведённом ранее в Германии. К сожалению, о нём не говорит российская пресса. И вы сейчас поймёте почему.

(На фото: руководитель исследования Марина Рупп передаёт результаты исследований министру юстиции Бригитте Цуприс; источник: uni-bamberg.de)

Ещё в 2006 году Федеральное министерство юстиции ФРГ сделало заказ на проведение крупномасштабных исследований однополых семей. Исследование выполнялось Баварским государственным институтом изучения семьи при Бамбергском Университете при взаимодействии с Баварским государственным институтом ранней педагогики в Мюнхене. Руководитель исследования — Марина Рупп, с 2003 года является исполняющим обязанности Института изучения семьи в Бамберге.

Выборка

Исследование проводилось с 2006 по 2009 годы и было официально опубликовано в июле 2009 года. Исследователи вступили в контакт с 13 тысячами однополых пар. В результате чего было в итоге проанкетировано 1059 родителей, представляющих 767 однополых семей (иногда интервьюировались оба партнёра, иногда лишь один). На основе данных интервью была собрана информация о 852 детях. Большая часть опрошенных родителей (866 человек или 625 однополых семей — не во всех случаях интервьюировались оба партнёра) состояла в зарегистрированном гражданском партнёрстве. Также в исследовании приняли ичастие 142 однополых семьи (или 193 человека), не состоящих в гражданском партнёрстве. Кроме того, десять других однополых пар приняли участие в исследовании ещё до крупномасштабного анкетирования на этапе создания анкеты.

Также было проанкетировано 123 ребёнка возрасте от 10 до 18 лет, проживающих в однополых семьях. Среди них 95 детей — в зарегистрированных партнёрствах. Большая часть из них (93 %) на момент анкетирования проживала с двумя матерями и лишь 7 % — с двумя отцами. Большинство из этих детей, в отличие от детей из первого «родительского» опроса, происходили из предыдущих гетеросексуальных отношений (78 %).

Репрезентативность анкетирования родителей, состоящих в однополых партнёрствах, составила 32 процента. Репрезентативность детского анкетирования — 5 процентов. Следует отметить, что выборка считается репрезентативной при достижении одного процента. Таким образом, данное исследование стало крупнейшим исследованием в области однополых семей, лидерство в которой прежде всегда занимали США.

В заключение исследования было проведено анкетирование 29 экспертов — юристов, семейных терапевтов, учителей, воспитателей, работников ведомств по делам детей и молодёжи, которые описали свои наблюдения при работе с детьми из однополых семей.

Результаты исследования

Сколько детей в Германии воспитывается гомосексуальными родителями?

По состоянию на 2008 год в Германии проживало около 68 400 однополых пар, из них в зарегистрированном партнёрстве состояло около 15 800 пар (23 %), в том числе 65 % партнёрств заключено мужчинами и 35 % — женщинами.

Читать еще:  Канзаши оплетение ободка 2 лентами. Ободки канзаши своими руками: подробный мастер-класс для начинающих. Мастер-класс с пошаговыми фото

Около 89 % зарегистрированных пар не имеют детей. Среди общего числа однополых пар (как зарегистрированных, так и незарегистрированных) без детей живут 93 % пар. Примерно 64 % однополых семей с детьми имеют лишь одного ребёнка, 27 % — двух и 8 % — трёх и более детей. Около 40 % однополых семей желают или планируют пополнение в семействе.

По состоянию на 2008 год в Германии насчитывалось около 7 тысяч детей, воспитывающихся в однополых семьях, из них 2200 — в зарегистрированных гражданских партнёрствах. Около 92 % детей из «радужных семей» живут с двумя матерями и около 8 % — с двумя отцами.

Откуда происходят дети в зарегистрированных однополых парах?

Около 48 % детей, воспитываемых зарегистрированными однополыми парами, были рождены в этой однополой семье, около 44 % — появились на свет в результате предыдущих гетеросексуальных отношений. Лишь около 1,9 % детей были усыновлены. Ещё около 6 % детей живут на праве воспитанников, не являясь ни родными, ни приёмными.

Четверть родных детей одного партнёра усыновлены вторым партнёром. Почти все такие дети (94 %) рождены в зарегистрированном партнёрстве, заключённом между двумя женщинами.

Отличаются ли методы воспитания гомосексуальных родителей?

Гомосексуальные родители ничем не уступают в своей родительской компетентности гетеросексуальным родителям. Обнаруженные отличия в воспитании и семейном климате носят лишь позитивный характер. Как правило, гомосексуальные родители в среднем мягче по отношению к своим детям и стараются избегать жёстких санкций по отношению к ним. Семейный климат в однополых семьях можно охарактеризовать как позитивный, он отличается открытостью и возможностью говорить на любые темы.

В однополых семьях наблюдается более честное, гибкое и демократичное распределение ролей при выполнении работ по хозяйству и пополнении семейного бюджета, чем в разнополых семьях. Это ведёт к тому, что распределение домашних хлопот не подчиняется жёстким принципам гендерных ролей, но формируется в соответствии с интересами, умениями и профессиональными навыками.

В воспитательном процессе участвуют обе матери или оба отца в равных масштабах. Обязанности по обеспечению ребёнка, надзором за ним, сопровождении к врачу, в школу и обратно, помощь в выполнении уроков и прочие семейные хлопоты выполняются в равной степени обоими родителями в переменной очерёдности. Особые виды деятельности, как, например, занятия спортом, определённые досуговые активности или занятия искусством, многие дети разделяют лишь с одним из родителей, проявляющим больший интерес к данному виду деятельности.

Однополые пары придают большое значение тому, чтобы их дети в ближайшей среде общения в достаточной мере контактировали со взрослыми представителями обоих полов.

Имеют ли дети из однополых семей контакты со вторым биологическим родителем?

Дети из однополых семей, которые пришли в семью из предыдущих гетеросексуальных отношений или для которых донор спермы является знакомым, как правило, имеют тесные и регулярные контакты со вторым биологическим родителем (то есть родителем вне однополого партнёрства, в котором такие дети живут). Причём эти контакты в среднем более тесные и регулярные, чем аналогичные контакты в гетеросексуальных семьях, переживших развод.

Случаи конфликтов между разведёнными родителями, чувство «разрывания» между родителями и конфликты интересов («Ты на чьей стороне?»), которые часто существуют между гетеросексуальными расставшимися парами, практически не знакомы детям из однополых семей, пришедшим в них из гетеросексуальной связи.

Как развиваются дети в однополых семьях?

Дети из однополых семей показывают положительное личностное и профессиональное развитие, а также положительное развитие эмоциональных и социальных компетенций. Предпосылок к депрессиям не обнаружено. Более того, дети и подростки из однополых семей показывают в некоторых случаях более высокий уровень самооценки и чувства собственного достоинства, они более автономны и самостоятельны по отношению к своим родителям, чем дети и подростки из других форм семейного устройства.

Дети из «радужных семей» не уступают детям из других типов семей в своём половозрастном развитии, в отношении к возрастным изменениям собственного тела, в вопросах межличностных отношений с друзьями, интимных отношений, социального взросления и независимости от родителей.

Дети из однополых семей имеют более высокий балл в школе и лучший аттестат после окончания школы, чем средний по стране, что, разумеется, связано не с гомосексуальностью их родителей, а с качеством климата в семье.

Что говорят сами дети?

Дети и подростки, живущие с состоящими в гражданском партнёрстве однополыми родителями, в целом позитивно оценивают свою семью и не чувствуют себя ущемлёнными. Они также описывают в основном позитивные реакции со стороны друзей на форму их семьи. Некоторые дети, однако, показывают переживания по поводу возможных негативных реакций со стороны чужих людей или возможной дискриминации.

Ежедневный каминг-аут и дискриминация

Большинство однополых родителей и их семей живут открыто и не скрывают типа своей семьи. При этом 98 % из них открыты в кругу друзей и родственников, 91 % — на рабочем месте, 95 % — для соседей, 96 % — в государственных учреждениях, 95 % — в школах и детских садах, для друзей детей.

Большинство гомосексуальных родителей не сталкивались со случаями открытой дискриминации и гомофобии (63 % — по результатам анкетирования родителей, 53 % — по результатам анкетирования детей). Основная масса названных дискриминаций — ругательства и словесные оскорбления. Большинство однополых семей придерживаются мнения о том, что общество более открыто воспринимает их в том случае, если они сами открыто принимают себя.

В то же время каждая вторая мать-лесбиянка и каждый второй отец-гей испытали в своей жизни дискриминацию и отторжение. К сожалению, в первую очередь, со стороны собственных родителей. Примерно каждый десятый однополый родитель имеет плохой опыт общения с государственными учреждениями. Каждая третья однополая семья чувствует неуверенность при общении с педагогическим персоналом.

Что говорят эксперты?

Около двух третей экспертов говорят о необходимости изменения правовых условий проживания детей в однополых семьях. Необходимо правовое уравнивание однополых партнёрств с гетеросексуальными браками для улучшения правовой и экономической защищённости детей, воспитываемых в «радужных семьях».

Источники:

http://m.gazeta.ru/social/2014/03/12/5947085.shtml
http://pravoslavie.ru/59675.html
http://echo.msk.ru/blog/andiberlin/1023716-echo/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector